Чем отличается мошенничество в предпринимательской деятельности от неисполнения договора

Чем отличается мошенничество в предпринимательской деятельности от неисполнения договора

Случаев, когда банальное неисполнение договора, правоохранительные органы расценивают как мошенничество в предпринимательской деятельности, на практике встречается немало. С июля 2016 года наказание за такое преступление стало более суровым. За нанесение ущерба в значительном размере, а это всего 10 тысяч рублей, можно получить 5 лет лишения свободы. Если стоимость «присвоенного» имущества больше 12 миллионов рублей — можно попасть за решетку на 10 лет.

Так называемая «предпринимательская» статья 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности) была отменена в 2016 году. Но тут же вернулась в Уголовный кодекс в новом виде. Преднамеренное неисполнение договора, заключенного между предпринимателями (юридическими лицами) теперь регулируется частями 5–7 статьи 159 УК РФ.

Это значит, что если срок исполнения обязательств наступил, а один из участников их не выполнил, то «обиженная» сторона может обратиться не только в суд с гражданским иском, но и в полицию с заявлением о возбуждении уголовного дела.

Уголовная ответственность за неисполнение договора

Мошенничество — это форма хищения, и предполагает два способа совершения преступления: путем обмана и злоупотребления доверием. Главный признак, позволяющий отличить его от обычного неисполнения условий соглашения — преднамеренность действий обвиняемого. По сути, это понятие приравнивается к наличию умысла, как формы вины в уголовном праве.

Таким образом, чтобы обвинить предпринимателя или должностное лицо коммерческой организации в совершении мошенничества при заключении договора, необходимо доказать наличие таких признаков, как:

  • способ совершения преступления (обман, злоупотребление);
  • наличие факта хищения (присвоения денег, имущества);
  • виновное неисполнение договорных обязательств;
  • заранее обдуманный умысел с корыстной целью.

Заметим, что речь о хищении (присвоении, растрате) может идти только в том случае, когда одна из сторон теряет свое имущество (деньги), то есть право на них переходит к участнику, не исполнившему обязательства. Если же компания несет убытки, но остается собственником своего имущества, состав преступления отсутствует.

Очевидно, что если договор подписало лицо, не имеющее на это полномочий, или были представлены поддельные документы, обман доказать несложно. Но во многих случаях ситуация бывает не такой однозначной. Так, например, Верховный Суд указывает, что «заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство» может указывать на преступный умысел.

Однако предприниматель никогда не может быть полностью уверен в том, что исполнит обязательства. Его деятельность по определению является рисковой. И ситуация, когда он продает товар, которого нет, рассчитывая на то, что к наступлению оговоренного срока, он у него будет — скорее норма, чем исключение.

В таких случаях задача адвоката по экономическим преступлениям доказать, что условия не были выполнены подзащитным в силу наступления объективных обстоятельств, на которые он не мог повлиять. Если они не были созданы его действиями, направленными на прекращение обязательств, основания для обвинения в мошенничестве отсутствуют.

Пример. Предприниматель «Б» заключил контракт с государственным учреждением на поставку оборудования, которое в свою очередь приобрел у ООО «К». Обязательства были выполнены в срок, деньги перечислены продавцу. Однако при вскрытии упаковки было обнаружено, что оборудование — бывшее в употреблении и не соответствует контрактной спецификации. Несмотря на то, что договор был исполнен не надлежащим образом, признаков мошенничества суд в данном случае не выявил.

Четкая грань между фактом неисполнения обязательств и мошенничеством отсутствует. В доказательство умысла суды рассматривают такие обстоятельства, как наличие денег на счетах на день оплаты, или подписание договора при отсутствии необходимой лицензии на проведение работ. Здесь возникает немало спорных моментов, которые можно использовать для защиты. Так, например, в последнем случае поведение участника прямо свидетельствует лишь о том, что он нарушает лицензионное законодательство. Это правонарушение наказывается привлечением к административной ответственности.

Типичные ситуации и судебная практика

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности может быть квалифицировано только при наличии умысла (преднамеренности), и доказать его наличие бывает проблематично. Неисполнение же договора проявляется в самых разных формах. Поэтому каждое дело индивидуально, а судебная практика складывается противоречиво. Приведем несколько примеров.

  1. Сразу же после подписания соглашения о поставке, и получения предоплаты, поставщик не стал выполнять обязательства. Причиной этому могут послужить не зависящие от него (форс-мажорные) обстоятельства, тогда оснований для обвинения нет. Мошенничество при заключении договора будет доказано, если на момент заключения соглашения у него отсутствовало необходимое количество товара, и источники его получения.
  2. Часть обязательств была исполнена, то есть фактически речь идет о ненадлежащем исполнении договора, что предусматривает разрешение конфликта в порядке гражданского судопроизводства. Однако дело может повернуться по-другому.
Пример. ООО «Алтай» подписало документы о поставке риса с компанией «М» и выполнило условия. Затем общество предложило продолжить сотрудничество, снизив цену ниже рыночной. Было заключено дополнительное соглашение, «М» оплатила поставку, но ничего не получила. Суд пришел к выводу, что со стороны поставщика имело место мошенничество путем злоупотребления доверием.

Если сторона, нарушившая условия соглашения, выполнила свои обязательства после истечения срока, добровольно и в полном объеме, обычно суд не рассматривает это как преднамеренное неисполнение договора.

Справедливости ради отметим, что случаи мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, замаскированные под неисполнения договора, также встречаются часто. Поэтому защита интересов может потребоваться любой из сторон. Только опытный адвокат может правильно оценить всю совокупность обстоятельств, и выработать грамотную позицию, тактику защиты, поведения во время следствия и в суде.

В Санкт-Петербурге помощь в делах о мошенничестве оказывает адвокат Боцман А.Н., принимающий по адресу: Невский проспект, 153. Ближайшее метро — Площадь Александра Невского. Обращаясь к нему, вы можете рассчитывать на грамотную консультацию — опыт его работы в органах УВД, юстиции, налоговой полиции составляет больше 20-ти лет.

В любое время к нему можно обратиться по телефону: +7 (921) 357-29-63

Верховный суд отделил неисполнение договора от мошенничества

Верховный суд впервые с момента введения в Уголовный кодекс (УК) новой версии «предпринимательской» статьи, предусматривающей ответственность за неисполнение договорных обязательств в сфере бизнеса, готов объяснить, что же следует считать бизнес-мошенничеством. Во вторник судебную практику по делам о мошенничестве, присвоении и растрате изучил пленум Верховного суда. Статью УК 159.4, сулившую бизнесменам менее тяжкое наказание, чем обычным мошенникам, Конституционный суд объявил недействующей в 2015 г. Новая редакция, вступившая в силу летом 2016 г., предусматривает для предпринимателей те же санкции, что и за обычное мошенничество, но порог ущерба для таких преступлений повышен с 2500 руб. (как при краже) до 10 000 руб.

Читать еще:  Земли промышленного назначения: какие участки признаются таковыми, правовой режим и оценка, виды разрешенного использования данной категории, строительство и аренда

Однако под соответствующую квалификацию будут подпадать только действия лица, которое является предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации. И они должны быть связаны с умышленным неисполнением обязательств по договору, сторонами которого выступают индивидуальные предприниматели или коммерческие организации. Остальные преступления следует квалифицировать как обычное мошенничество. Если преступление совершено с умыслом, возникшим до получения похищенного, каким образом виновный им распорядился – потратил или пустил в оборот, – не имеет значения, указал Верховный суд.

Уже давно было понятно, что дело идет к такой специфически узкой трактовке понятия мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, говорит общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей Андрей Назаров. По его мнению, это сильно снижает гарантии защиты бизнеса от силового давления: ведь получается, что если сделка заключается с бюджетной организацией или частным лицом, то это уже не предпринимательство. Такой подход может противоречить Конституции, провозглашающей равные гарантии всем видам собственности, предупреждает он. Но требование обосновывать наличие у подозреваемого умысла точно появилось с подачи бизнес-омбудсмена: мы давно говорим о том, что сейчас следствие никак не доказывает, а только презюмирует наличие умысла. Это позволяет квалифицировать как криминал практически любое неисполнение договорных обязательств независимо от причин. Верховный суд, конечно, дает достаточно широкое толкование, но хорошо, если следователям придется обосновывать умысел хотя бы так, говорит Назаров.

Временный порядок

Конституционный суд лишил прокуратуру права бессрочной отмены постановлений о прекращении уголовных дел, вынесенных по реабилитирующим обстоятельствам. Введен временный порядок: отмена возможна в течение года с момента вынесения постановления, впоследствии – только по решению суда с участием бывшего обвиняемого.

Что делает Верховный суд, не очень понятно, потому что неисполнение договорных отношений одним предпринимателем в отношении другого вообще не может быть предметом уголовного расследования, сказал адвокат Юрий Гервис. Это вопрос арбитражного суда, и, если установлено, что один бизнесмен должен другому, существует гражданская процедура взыскания; если в деле есть криминал, обычно это видно уже из документов – для этого не нужно долгого предварительного расследования. Проблема в том, что преюдиции решений арбитражного суда сегодня не существует для следствия – возможно, ее следовало бы сделать обязательной, рассуждает адвокат.

Приговоры судов по ст. 159.4 УК РФ Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

# Название Cуд Решение
398316 Приговор суда по ч. 1 ст. 159.4 УК РФ

Люкшин А.В., являвшийся директором , обвиняется в хищении путем обмана, сопряженном с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, по договорам на оказание услуг от и от , заключенным с , с использ.

Октябрьский Уголовное дело прекращено 396781 Приговор суда по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ

Бачинин И.А. совершил мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, то есть мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, в особо крупном размере, при следующи.

Ленинский Вынесен приговор 308459 Приговор суда по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ

2» создано в соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 721 от 01.07.1992 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий в акционерные общества», федеральным законом Российской Федерации «Об акционерных общест.

Советский Вынесен приговор 258816 Приговор суда по ч. 2 ст. 159.4 УК РФ

Пряхин С.Л. в . находясь в . являясь учредителем и директором . зарегистрированного и расположенного по адресу: . . на основании решения . единственного учредителя . от , выполняя в соответствии с Уставом . организационно.

Советский Вынесен приговор 258373 Приговор суда по ч. 2 ст. 159.4 УК РФ

Коробов Д.А. органами предварительного расследования обвиняется в том, что он, имея умысел, направленный на мошеннические действия в целях завладения чужим имуществом в крупном размере, из корыстных побуждений, путем сознательного сообщения заведо.

Первомайский Уголовное дело прекращено 257784 Приговор суда по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ

Подсудимый Абрамов М.А. совершил мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, в особо крупном размере, при следующих обстоятельствах.Так, Абрамов М.А., являясь с дд.мм.

Самарский Вынесен приговор 254437 Приговор суда по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ

Органами предварительного следствия С. предъявлено обвинение в совершении мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности в отношении потерпевших ООО «» и ООО «» при следу.

Центральный Уголовное дело прекращено 94843 Приговор суда по ч. 1 ст. 159.4 УК РФ

Гуркова М.М. совершила мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. Так она, являясь согласно решению Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 46 по г. Моск.

Бабушкинский Вынесен приговор 78572 Постановление суда по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ

ФИО1 обвиняется в том, что совершил мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, сопряженного с преднамеренным неисполнением обязательств в сфере предпринимательс.

Верховный суд разработал критерии мошенничества в сфере предпринимательской деятельности

Пленум Верховного суда России разработал критерии того, какие преступления относить к «мошенничеству в сфере предпринимательской деятельности» (ч. ч. 5-7 ст. 159 УК РФ), передает ТАСС. Эта статья предусматривает особый подход, в том числе ограничения на заключение подозреваемых под стражу.

В разработанном ВС постановлении сказано, что мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности можно признать такие действия, в которых «имеются признаки хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием; указанные действия сопряжены с умышленным неисполнением принятых на себя виновным лицом обязательств по договору в сфере предпринимательской деятельности, сторонами которого являются только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации; виновное лицо является индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации».

При этом умысел на хищение должен возникнуть до совершения преступления. «Не имеет значения, каким образом виновный планировал распорядиться или распорядился похищенным имуществом»,— объясняет ВС.

«Если умысел лица направлен на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств или иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской или иной законной деятельности, которую фактически не осуществляло, то содеянное в зависимости от обстоятельств дела образует состав мошенничества (ч. 1, 2, 3, 4 ст. 159 УК РФ) или мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (части 5, 6, 7 ст. 159 УК РФ)»,— пояснил Верховный суд. Постановление будет принято после доработки.

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. История и вызовы

Мошенничество – хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием – стало широко распространенным явлением. Это деяние подлежит преследованию в соответствии со ст. 159 УК РФ. Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

Хозяйственный спор в уголовной плоскости

Речь идет в первую очередь о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений. Естественно, предприниматель должен исполнять заключенные договоры, однако для взыскания долгов контрагенты зачастую идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности. Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

В случае, когда хозяйственные споры переводят в уголовную плоскость, это создает негативные последствия для всего бизнеса, так как у предпринимателя проводятся обыски, изымается документация и жесткие диски. Данные действия парализуют работу предприятия, бизнесу наносится существенный репутационный ущерб, предприниматель теряет контрагентов, вместо занятия обычной деятельностью он тратит время и средства на разрешение данной ситуации.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что сам предприниматель или ряд вовлеченных в разбирательство лиц могут оказаться заключенными под стражу или под домашний арест. И хотя в 2009 году были внесены изменения в ч. 1.1. ст. 108 УПК, запрещающие заключать предпринимателей под стражу, однако этот запрет достаточно легко обходится. Находясь под стражей или домашним арестом, предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Б. Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: так, в 2016 году было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса. Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, а остальные «развалились». По ряду же уголовных дел иногда принимается решение об объединении их в одно производство, и тогда они фиксируются в статистике Судебного департамента при Верховном Суде РФ как одно дело.

Даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят не только к репутационным издержкам – бизнесу наносится значительный материальный ущерб, а порой это приводит вообще к ликвидации и закрытию бизнеса.

На эту проблему указал в своем послании Федеральному Собранию в 2015 году Президент РФ В. Путин: «…абсолютное большинство (около 80%) из 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили. И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата».

Кроме этого, Президент страны обратил внимание на проблему перевода гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость: «Нужно исключить из системы права все зацепки, которые позволяют превращать хозяйственный спор в сведение счетов при помощи заказных уголовных дел».

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателю, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

Статья 159.4 УК РФ

Еще в 2012 году на эту проблему обратили внимание депутаты Государственной Думы и внесли поправки в Уголовный кодекс РФ, в частности, был добавлен ряд специальных составов в сфере мошенничества. Так появилась ст. 159.4 УК РФ «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» (ст. 159. 4 УК РФ была введена в действие Федеральным законом от 29.11.2012 № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Согласно внесенным изменениям были кратно увеличены размеры причиненного ущерба (обычный, крупный и особо крупный размер), после которого наступает уголовная ответственность. Такая поправка была принята с учетом того, что предприниматели в своей деятельности оперируют значительно большими суммами, чем простые граждане. В данной статье были исключены «значительный размер ущерба» и квалифицирующие признаки, такие как «группой лиц по предварительному сговору», «с использованием своего служебного положения» и «организованной группой». Эти изменения были внесены с учетом того, что в бизнесе любая деятельность сопряжена с работой гендиректора и бухгалтера и может быть подведена «под группу лиц по предварительному сговору».

В новой статье УК РФ были существенно повышены штрафы для предпринимателей и снижены сроки лишения свободы, так как за экономические преступления они должны нести в первую очередь материальную ответственность, тем более что уровень общественной опасности таких преступлений не является высоким. Кроме того, предприниматель, находясь в местах лишения свободы, не сможет возместить нанесенный ущерб, тогда как в случае применения штрафа у него появляются возможность продолжать свою предпринимательскую деятельность и шанс компенсировать ущерб, причиненный как пострадавшему лицу, так и государству.

В соответствии с принятыми изменениями, учитывая, что речь идет именно о предпринимательской деятельности, автоматически должно применяться положение ч. 1.1 ст. 108 УПК о запрете заключения под стражу, чтобы исключить возможность оказания незаконного давления на предпринимателя, находящегося в СИЗО.

Новые поправки в ст. 159 УК РФ

В декабре 2014 года Конституционный Суд РФ, в целом признавая ст. 159.4 УК РФ конституционной, определил ряд положений не соответствующими Конституции РФ (граждане, которые считались потерпевшими по этой статье, находились в заведомо менее защищенном положении, чем граждане, пострадавшие по общей статье 159 УК РФ) и предложил законодателю внести соответствующие изменения в течение шести месяцев.

Законодатель не успел в установленный срок внести изменения, и данная норма перестала действовать с 12 июня 2015 года. Сейчас она применяется лишь к преступлениям, совершенным до момента ее отмены, поскольку является более мягкой по отношению в общей норме ст. 159 УК РФ.

Статья 159.4 УК РФ утратила свою силу, но преступления, связанные с мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности, по-прежнему остались. И на эту проблему регулярно обращали внимание представители предпринимательских общественных объединений и Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. Наболевшие вопросы были рассмотрены 23 марта 2016 года на заседании рабочей группы по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства при Администрации Президента РФ. По итогам этого заседания был подготовлен и внесен Президентом РФ в Государственную Думу законопроект, направленный на формирование более благоприятных условий для предпринимателей. Поправки, предлагаемые законопроектом в УК РФ, были одобрены Госдумой РФ в июле 2016 года.

В соответствии с принятыми поправками ст. 159 УК РФ была дополнена частями 5, 6 и 7, которыми были установлены составы мошенничества в сфере предпринимательства. Указанные составы были конкретизированы: «сопряженные с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности». В примечании к этой статье указано, что речь идет только об индивидуальных предпринимателях и коммерческих юрлицах, то есть для квалификации по этой статье необходимо, чтобы и совершившие преступление, и пострадавшие были предпринимателями.

В результате поправок были кратно увеличены размеры ущерба, после которого наступает уголовная ответственность для бизнеса, – значительный размер ущерба установлен от 10 тыс. руб., крупный размер ущерба – от 3 млн руб., особо крупный размер – свыше 12 млн руб.

Также, как и в ст. 159.4, были убраны квалифицирующие признаки, такие как «группа лиц», «организованная группа» и т. д. Принятие этих поправок должно положительно сказаться, в частности, на применении запрета на заключение предпринимателей под стражу. При этом санкции в данных составах остаются такими же, как и в обычном мошенничестве.

Минусы новой редакции ст. 159 УК РФ

Проблемы правоприменения норм ст. 159 УК РФ в сфере предпринимательства все же остались.

Основной из них является порой умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование. Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления. В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора исполнял его несколько лет, а потом (например, из-за кризиса) не смог выполнить обязательства – это предмет для разбирательства в рамках арбитражных судов. Как видится, решение данной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективного формирования судебной практики в целях реального доказывания умысла. К сожалению, в настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. Предпринимателю в обвинительном заключении вменяется общая сумма контракта, а не размер денежных средств, которые реально были похищены (не выплачены). К примеру, в строительство дома было проинвестировано 160 млн руб. собственных и 100 млн руб. привлеченных средств. При этом дом был построен, но не сдан по не зависящим от лица обстоятельствам. Застройщик был привлечен к уголовной ответственности, и ему вменен размер причиненного ущерба в сумме 260 млн руб., хотя реальной суммой необходимо было бы признать не всю сумму потраченных средств, а лишь часть привлеченных, но не использованных по назначению средств.

В новой редакции ст. 159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размер ущерба. Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч. 1 ст. 159 (обычное мошенничество). К ним не могут применяться положения о специальных размерах нанесенного ущерба, и поэтому предприниматель, который ошибся более чем на 2,5 тыс. руб. при оплате по многомиллионному контракту, может подпасть под уголовное преследование.

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями, и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? Казалось бы, ответ очевиден – юрлицо может действовать только через этих лиц, так что они должны подпадать под предпринимательскую статью. Однако на практике под предлогом того, что гендиректор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения – домашний арест вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют. Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, считаем, что по экономическим преступлениям вполне можно расширить применение такой обеспечительной меры, как залог.

Кроме того, периодически высказываются предложения о необходимости перемещения статьи «Мошенничество в сфере предпринимательства» в главу 22 УК РФ («Преступления в сфере экономической деятельности»). С данным предложением нельзя согласиться, поскольку это может привести к резкому снижению применения предпринимательской статьи, так как этот состав не будет рассматриваться в качестве специального по отношению к обычному мошенничеству.

Устранение проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ, таких как:

– решение обычных хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей,

– формальность доказывания умысла,

–редкое применение меры пресечения в виде залога по экономическим преступлениям,

– отсутствие общего состава «мошенничество в сфере предпринимательства»,

– отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей,

поможет существенно улучшить правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.

Читать еще:  Как делится приватизированная квартира по наследству и завещанию: доля, кто имеет право
Ссылка на основную публикацию